\\\\\ пост недели
от токишиге И, всё-таки, это всегда странно видеть — ужас в глазах Нанами, его растерянность. Нанами, который всегда знает, чего он хочет, и ещё лучше — чего он не может терпеть; чётко расчерченный, строго подобранный, порой до смешного уверенный в своей категоричности. С таким же недоумённым чувством пытаешься принять вид моста, внезапно идущего волнами. Или что-то вроде того. читать далее
\\\\\ эпизод недели

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS ~ фэндомные отыгрыши » Many miles ago


Many miles ago

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Arthur Morgan1 & Dutch van der Linde2
https://i.imgur.com/zXoQwLy.png

Many miles ago
• • • • • • • • • •
Стоит только протянуть руку, чтобы заполучить самую непоколебимую верность, когда щенок обездолен и голоден.

+3

2

Лайл Морган не был хорошим отцом. Казалось, что он вообще не представлял, как справляться с этой ролью, так что собственный сын воспринимался ним чем-то между собакой, которая умеет говорить, и подельником в его бездарных кражах. Жизнь такого никчемного мелкого преступника не блистала радужными перспективами, но до какого-то момента он справлялся, пока законники не схватили его за руку.

Артур никогда не питал большой любви к своему отцу. Он много пил, много говорил и кичился тем, как умыкнул сумочку у какой-нибудь леди - а уж если нажива оказывалась больше десяти долларов, то того было не заткнуть весь вечер. После любой неудачи - будь она собственная или на совести Артура, Лайл терял контроль и срывался на сыне. Слова били не больно, а вот получать кулаком по лицу было куда менее приятно. В такие моменты Артур боялся, что Лайл перейдет грань, но этого никогда не случалось. Он вдруг смотрел в его глаза, будто видя там что-то, а потом останавливался. Спустя годы Артур понял, что, наверное, дело было в матери. Он перенял многие ее черты, а каким бы засранцем не был его отец - Беатрис он любил. Очень любил. Артур помнил те моменты, когда они сидели у костра, а Морган старший предавался воспоминаниям, рассказывая о своей жене и будто преображаясь на глазах - тогда его сын видел, что под преступником и никудышным родителем скрывается нечто человечное и хорошее.

Артур не знал почему, но он думал только об этих хороших вещах, что были в его отце, когда стоял на небольшой площади города. У эшафота столпились местные жители, ожидая предстоящее событие. Казни были одновременно ужасны, но так зрелищны - торжество справедливости в абсолюте. Гул толпы для него смешался в один беспрерывный звук, взгляд не сводился с веревки, готовой затянуться вокруг шеи своей следующей жертвы. Только когда он увидел, как Лайла Моргана ведут к деревянным ступеням, он начал очень четко и ясно осознавать каждую секунду. Его глаза не отрывались от знакомой фигуры. Он не видел отца несколько месяцев с тех пор, как того поймали. Он исхудал, как и сам Артур, его лицо было таким непривычно серьезным и сосредоточенным. Лайл заметил сына не сразу, но когда это случилось, то замедлил шаг. Он что-то сказал помощнику шерифа, а Артур сам не осознавая себя подошел ближе. В нем не было никакой надежды и никаких мыслей, он только думал почему вдруг каждый шаг дается так странно и трудно.

Законник оказался на удивление сговорчивым, так что Лайлу дали еще минуту, чтобы поговорить с сыном. Он подошел к Артуру со все еще связанными руками - вряд ли он хотел обнять сына, даже Артур это понимал. Мгновение было коротким, но казалось, что длилось дольше дозволенного.

- Прости меня, Артур, - это все, что смог сказать ему Лайл после нескольких секунд молчания. Он снял со своей головы шляпу и надел ту на голову сына - она была все еще большевата для него. Артур же не нашел никаких слов. Он ничего не ответил и только сильнее поджал губы, чувствуя, как ком встал у него в горле. Знание о том, что сегодня произойдет казалось должно было подготовить его, но все пошло не так, как он думал. По крайней мере Артуру не представлялось, что он правда будет сожалеть о смерти отца. Морган даже не слышал зачитывающихся обвинений и приговора, только стоял на месте и смотрел на эшафот.

Скрип механизма, веревка натянулась, раздался глухой хруст. Лайл дернул пару раз ногами, а после его безвольное тело только слегка раскачивалось по инерции.

Артур не мог отвести взгляд, почти не дышал и будто прирос ногами к земле. Его отец болтался в петле, а он не знал, что с этим делать. Оцепенение спало не сразу, он даже чувствовал, как вокруг похолодело и по его шее и затылку побежали мурашки. Когда он смог двигаться, то резко развернулся и бросился назад сквозь толпу. Почти сразу он налетел на какого-то парня за своей спиной и со злостью толкнул того в сторону.

- С дороги! - он не обращал внимания на возмущения и недовольства людей, а ломанулся вперед, чтобы скорее уйти подальше от этого места. До вечера он слонялся по городу, обошел почти все подворотни и закоулки. Осознание абсолютной потерянности не давало ему покоя. У него не было никаких целей, не было веры, не было плана. Все, что он мог - это только думать о том, где ему достать еды, но сегодня был не тот день, когда вообще хотелось есть, не смотря на то, что последний раз он перекусил только куском хлеба и сворованным яблоком вчера днем. Когда начало смеркаться, то он пришел в участок шерифа, где получил оставленные отцом вещи - сумка с бесполезным барахлом и револьвер.

- Распишись здесь, - толстый палец шерифа ткнул в какую-то бумажку и протянул Артуру ручку.

- Я не умею писать, - он не смотрел на мужчину, только тупо пялился на листок с не имеющими для него никакого смысла буквами. Где-то у камер галдели законники, бросая за решетку очередного преступника, а их босс только сильнее раздражался, скорее желая быть там, а не возится с каким-то сопляком.

- Тогда просто поставь крест, дурень. Хватит тратить мое время!

Артур, едва не вздрогнув, быстро накорябал на листе корявый здоровый крест, как ему и было сказано, и, схватив вещи, поспешно покинул здание, даже не обернувшись.

К этому моменту солнце уже село, на улице было темно, но это не имело значения для Артура. Он все равно не знал, что ему теперь делать. Началась противная холодная морось, и он, переходя на бег, добрался до местной гостиницы. Конечно, внутрь Артур заходить не стал, а устроился на веранде при входе - по крайней мере со скамейки его никто не стал бы прогонять, но на всякий случая он сел у самого края, подальше от парадных дверей. Навес прикрывал от дождя, под ухом шумели въезжающие постояльцы, а он бездумно перебирал вещи отца. Конечно, денег там не было, но в руки попалась полупустая пачка дешевых сигарет. Артур достал одну и закурил, решая, что пожалуй это было единственным, что произошло с ним хорошего за сегодня. Первая сигарета закончилась и за ней последовала вторая, а сам он без каких либо мыслей смотрел перед собой сквозь вонючий табачный дым на полупустую дорогу. Больше еды ему, наверное, хотелось виски или чего-то не менее крепкого. До этого он не пил - только пробовал пару раз хлебнуть из бутылки отца, не особо понимая прелести спиртного. Теперь же у него был хороший повод начать постигать эту мудрость.

Спустя пару часов, когда сигареты кончились, и он думал как же унять наступающий голод, к гостинице подъехал еще один дилижанс. Время было позднее, но, удивило даже не это, а его пассажиры. Какая-то богатая парочка в чистых и явно не дешевых костюмах устало добралась до порога гостиницы, и навстречу им тут же выбежал хозяин заведения, очевидно видящий в них больше денежные мешки, нежели что-то еще. Артур не мог его винить, он сам так смотрел на них, пока они не скрылись внутри.

- Эй, пацан, - резко повернув голову к подавшему голос сварливому кучеру, Морган растерянно и немного зашуганно посмотрел на того, - чего пялишься?! Помоги мне с этими сумками.

Кажется, этот человек действительно принял его за местного помощника или просто очередного мальца, который только и ждет, что за подобную работу ему подкинут монетку. Артуру действительно нужна была даже такая монетка, но она бы не дала ему толком наесться и уж тем более свалить из этого города, а именно это хотелось сделать Моргану  больше всего.

- Да, сэр, - поднимаясь и поправляя шляпу, он уже знал, что будет делать дальше. Пока кучер хватал большие сумки и волок их по лестнице, Артур внимательно следил за ним взглядом и, будто решившись окончательно, когда тот отвернулся, взял не самый тяжелый чемодан и, развернувшись, сначала медленным шагом, но уже через пару метров быстро, как никогда, бежать прочь.

- Сука! Вернись, блять! - бросая багаж, кучер рванул за ним следом. Артур радовался тому, что ночь разогнала почти всех горожан по домам, а редкие пьяницы, шатающиеся по улицам, никак не могли помочь несчастному извозчику. Возможно, он бы догнал его уже через пару минут, но Артур старался петлять между домами, чтобы совсем извести своего преследователя. Он наверняка устал с дороги, и черт возьми это было на руку Моргану.

Мало задумываясь куда он бежит, Артур зацепил взглядом несколько бочек, старых досок и другое барахло за одним из зданий. Кучер все еще не отставал, так что это был первый и единственный вариант пришедший на ум, чтобы избавиться от него, так как бегать с чемоданом в руках было совсем не просто. Укрывшись среди ящиков, подтянув к себе ноги и прижавшись вспотевшей спиной к стене, Артур только едва отдышался, но потом затих, напряженно задерживая воздух. Сердце билось так часто и яростно, что стук отдавался в ушах, но он слышал приближающиеся шаги. Теперь идея спрятаться уже не казалась такой хорошей, но что-то менять было поздно.
[icon]https://i.imgur.com/ABe5Xgt.png[/icon]

Отредактировано Arthur Morgan (2020-06-15 16:04:50)

+4

3

Серые тучи, с полудня нависшие над этим городом, совсем не предвещали того могучего дождя, которым вдруг разразилось почерневшее к вечеру небо, и Датч был даже рад, что сейчас ему повезло не оказаться на улице. Было бы еще лучше, если б ему также повезло не оказаться в тюремной камере, но, пожалуй, это были совсем уж утопические грёзы, даже для такого заядлого фантазёра, как он. За семь лет, проведённых на «большой дороге», Ван Дер Линде множество раз оказывался за решеткой, и к такому своеобразному времяпрепровождению стал относиться очень уж по-философски: лишь бы были кровать да толчок, а остальное, вроде еды и книг — мирские мелочи. Само собой, на воле всегда лучше, но коль уж угодил в капкан, то расслабься и, пользуясь возможностью, переведи дух. Считай, будто попал в неоплачиваемый отпуск.
Сегодня утром их маленькая шайка прибыла в этот город, чтобы пополнить припасы, отоспаться на мягких кроватях, вдоволь поплескаться в горячих ванных, а заодно и наметить новые цели меж делом. Сюзан, эта горячая, сногсшибательная и донельзя волевая женщина, отправилась, не дожидаясь никого, по всем возможным в округе магазинам, и волноваться в данном случае стоило не за неё, а за несчастных продавцов, которым она прожужжит все уши, лишь бы сбить цену, и тех отчаянных бедолаг, что решатся ограбить мисс Гримшоу, даже в постели не расстававшуюся с пистолетом. Бесси, её юная протеже, отправилась снимать номера в гостиницу, однако Датч был совершенно уверен, что эта девица, сделав свои дела, тотчас же помчится вслед за Хозией, к которому, казалось бы, она потихоньку начала присасываться, как пиявка. Не то, чтобы это доставляло хоть кому-то хлопот, да и сама по себе эта девушка была невероятно красива, умна и привлекательна, однако мистеру Мэттьюзу явно не следовало прикипать к ней слишком сильно, ведь если Сюзан была, можно сказать, отлита из стали, то Бесси же являлась существом мягким, нежным и миролюбивым — словом, едва ли пригодным для преступной жизни. Однако Ван дер Линде всё же держал при себе своё мнение: не ему советовать или приказывать другу, кого любить, а кого ненавидеть, ведь равные не властны друг над другом, а уж они-то — эрудиты, мечтатели и ловеласы — равным во всём. В конце концов, у них всё только впереди, и Бесси, быть может, втянется в эту жизнь так, что им придётся оттаскивать её за уши.
Пока женщины, как и всегда, обустраивали быт на новом месте, мужчины занимались разведкой и охотой. Отправившись в разные части города, Датч и Хозия стали собирать информацию обо всём, что казалось им хоть сколько-нибудь интересным и полезным: в каком районе жили местные сливки и на чём они наживали свои состояния, в какие дни дела у торговцев шли особенно хорошо, а в какие — плохо, промышляла ли здесь еще какая-нибудь банда и как хорошо работал здешний шериф. Ближе к вечеру, направляясь в салун, удачно расположившийся напротив гостиницы, Датч от скуки решил провернуть трюк с найденным кошельком: обронил его якобы случайно посреди дороги, зашел за угол и стал дожидаться любого жадного олуха, который не смог бы пройти мимо, не подняв его и не вычистив подчистую. Заполучив в лучшем случае пятьдесят центов, пойманный за воровством бедолага попадал как минимум на десять долларов, а если рядом вдруг удачно находились свидетели, роли которых мастерски отыгрывал Хозия, сумма могла быть вдвое, а то и втрое больше, ведь никому не хотелось садиться за решетку. Увы, на сей раз удача повернулась к Ван дер Линде не тем местом, потому что кошелёк, как выяснилось, подобрал помощник шерифа, к его чести достаточно смекалистый, чтоб раскусить мошенническую схему. До возвращения начальника, который пару часов назад повесил какого-то бедолагу и ушел по делам, паренёк посадил Датча в камеру, начисто игнорируя любые предложения договориться и уладить дело миром. К тому моменту, как за окном начался ливень, он просидел взаперти пару часов и, смирившись с тем, что его судьба в чьих угодно руках, но только не в его собственных, расслабился и попытался получить хоть немного удовольствия, надвинув козырек шляпы на глаза, развалившись на кровати и принявшись поплёвывать в потолок.
Конечно же, через пару часов товарищи его определённо хватятся, и на подобный случай ими давно была разработана схема поиска: сперва тюрьма, затем салуны, потом гостиницы и, наконец, аптекари. Сюзан со своим грозным лицом наверняка разыграет какое-нибудь убедительное представление, изобразив из себя его несчастную женушку, вынужденную таскаться всюду за нерадивым муженьком, а Хозия, друг семейства, с важным видом поручится за отбившегося от рук коллегу по работе, после чего того немедля освободят да еще и принесут извинения. Однако сладкие и чертовски убедительные фантазии Датча прервали внезапно раздавшиеся с улицы бранные крики, заставившие его подняться и выглянуть наружу из-за стальной решетки. Прямо под окном его камеры среди завала из ящиков, досок и прочего барахла притаился худощавый мальчишка, державший в своих лапках, судя по всему, ворованный чемодан. Буквально через несколько секунд в переулке показался разъяренный кучер, который сразу же обратил внимание на Датча.
— Эй, мужик, тут не пробегал мелкий сучёнок? — спросил он, медленно приближаясь к тюрьме прямо по направлению к мальчишке.
— С чемоданом?  — что же, юного воришку вот-вот должна была постичь справедливая кара. Ничего страшного в этом не было: каждый хоть раз попадался на горячем. Своего рода горький урок, который стоило усвоить, дабы не ошибиться вновь. — Пробегал, — и всё же Датч мало того, что был джентльменом, а значит имел представление о профессиональной солидарности, он еще был, в общем-то, довольно добрым человеком, который меньше всего на свете хотел бы стать причиной жестокого избиения ребёнка. — Щенок дёрнул вон в тот проулок, — с его искренней интонацией и мягкой улыбкой не поверить ему было бы жутким преступлением, на которое кучер не осмелился пойти.
Выждав немного, пока извозчик не уберётся подальше, Ван дер Линде приблизился поближе к прутьям, чтоб хорошенько разглядеть сидевшего под окном пацана: тощий, явно побитый жизнью, такой озлобленный и в то же время потерянный. Напоминал злого волчонка, который был достаточно милым, чтобы его хотелось подобрать и откормить, но в то же время и достаточно свирепым, чтоб откусить любому самаритянину пальцы.
— Совет на будущее: если грабишь кого-то, с кем не сможешь справиться сам, то зови на дело товарищей. Прикрытие лишним не бывает, —в одиночку на скользкую дорожку лучше не соваться — если вдруг упадёшь, то тебя поймают прежде, чем ты успеешь свернуть при столкновении о землю шею. Хочешь не хочешь, а ради выживания приходится работать сообща. Если повезёт, то наткнешься на кого-нибудь вроде Хозии, если нет — будешь якшаться с Кольмом О’Дрисколлом и им подобным. Датчу вот повезло далеко не сразу, в отличие от этого мальчишки, угодившему аккурат ему под крыло.   
— Да и воровал бы ты что посущественнее, а? Дай угадаю: ты не посмотрел, что в этом чемодане. Держу пари, чьи-то дырявые носки и ношенные кюлоты. Даже в этой разношерстной стране не найдётся дурака, которому можно впарить такое дерьмо. Ты как был с ничем, так с ничем и остался, шкет.
На первых порах он и сам воровал всё, что плохо лежало, однако быстро заметил, что десяток необдуманных краж в день приносил прибыли вполовину меньше, чем одна обдуманная в неделю. Не следовало жадничать, ведь количество далеко не всегда равнялось качеству, и не следовало тянуться ко всему блестящему, ведь та же медь сияла не меньше, чем золото, однако стоила куда как ниже. Все эти знания пришли к нему с годами, и вот теперь, оказавшись один на один с юношей, едва-едва ступавшим на этот тёмный путь, он вдруг почувствовал себя философом, который должен был разделить с ним свою великую мудрость. Не за бесплатно, разумеется: у любых знаний была своя цена. 
— Вижу, ты парень смышлёный, да и с законниками наверняка не дружишь. Хочешь немного подзаработать? Три доллара, если стащишь у помощника шерифа ключ от камеры, и еще два, если отведёшь меня к моим друзьям в салун возле местной гостиницы. Честная сделка для таких нечестных ребят как мы, а? — не иначе, как Датч сошел с ума, если решил положиться в деле на какого-то левого сопляка. Однако его ум, не говоря уж о гордости, куда сильнее повредился бы, если б ему пришлось ловить на себе ехидные взгляды Хозии и выслушивать в постели ворчливые причитания Сюзан. Ну уж нет, он выберется сам, а этот паренёк —всего лишь его верный инструмент.
[icon]https://i.imgur.com/PJYntZP.png[/icon]

Отредактировано Dutch van der Linde (2020-07-30 22:55:08)

+2

4

Артура парализовал страх, который холодом прокатил по его спине и будто заставил сердце остановиться. Ему хотелось зажмурить глаза, но потакать даже этому низменному желанию он не мог, и было абсолютным чудом, что Морган даже не вздрогнул, не пошевелился, когда услышал шаги кучера и совсем рядом раздался чей-то голос. Вот и все, его сейчас сдадут. Ему повезет, если этот мужик просто изобьет его и оставит так, хуже - отдаст на совесть шерифу. По собственной дурости Артур сам оказался у последнего под боком. Что за тупица?!

И как только мысль о тюрьме подкинула в его голову образ собственного отца болтающегося в петле, все вдруг закончилось. Незнакомец так уверенно врал и прикрывал его шкуру, будто ему от этого был какой-то прок. Осторожно подняв глаза вверх, он увидел широкие грубые ладони, свисающие из крохотного окна камеры. В голове Артура совершенно не укладывался этот поступок - никто ничего не делает для кого-то задаром, так что как только кучер ушел, Морган, еще не успев прийти в себя, с подозрением впился взглядом в смотрящего на него заключенного.

- Не нужны мне твои советы. В тюрьме ты, а не я, старик, - огрызаясь уверенно, пускай и не зная на сколько на самом деле старше него этот умник, Артур старался игнорировать комментарии по поводу своих дел. Конечно, ему стоило поблагодарить человека, но выслушивать от кого-то нравоучения? О нет, это было слишком.

Демонстративно положив чемодан и справившись с замком, Морган прямо на месте начал перебираться вещи и там действительно не оказалось ничего особо ценного - какие-то бумажки, треклятые носки, платки и глупые книги. А ведь он надеялся, что может хоть какую-то безделушку да припрячет внутри тот ряженный хер. Со злостью отпинывая чемодан, выходя из себя из-за того, что его спаситель был прав, он не сразу но все же снова посмотрел на того, когда прозвучало на самом деле хорошее предложение.

Это уже были не жалкие гроши, на такую сумму Артур мог и поесть купить, и может даже выбраться из города, а то, что человек был преступником его действительно не интересовало. Благодаря отцу он уже воспринимал незаконные дела как должное, не видя для себя другого пути. Да и в конце концов он был должен этому мистеру за решеткой, так что подавил желание выбить с него еще пару долларов.

- Ладно, - поднимаясь, Артур небрежно утер нос рукой и грозно посмотрел в темные глаза своего “нанимателя”, - только попробуй надуть меня.

Такая угроза звучала слишком смешно от сопливого подростка, но, конечно, Морган так не думал. Он тихо обошел здание, оглядывая улицу и убеждаясь, что никто не смотрит в его сторону, а главное - нет этого тупого кучера. Его все еще жалил факт, что он рисковал почем зря, но если новая сделка сложится - будет даже лучше его идиотского плана. Придурок за решеткой был прав, идея красть вслепую теперь и самому Артуру казалась глупой.

Подойдя ближе к окну и заглянул в него, он убедился, что самого шерифа там не было. Свет от лампы хорошо освещал помещение - за столом сидел только какой-то усатый мужик с серебряным значком помощника. Он клевал носом, скрестив руки на груди, а рядом стояла кружка с так и невыпитым кофе. Обхватывая ручку и медленно прокручивая, Артур бесшумно отворил дверь, ныряя в узкий проем, и так же аккуратно закрыл ее за собой. Его взгляд был прикован к спящему, и ноги ступали так тихо, чтобы скрипящая половица не потревожила сон законника. Он не знал, где лежат ключи, но первая же догадка была верной - связка висела на поясе спящего. Мысленно выругавшись, Артур на корточках добрался до него, чтобы его точно не заметили в окне и протянул руку. Морган практически не дышал от напряжения, только вздрогнул, когда усатый всхрапнул и завозился на стуле - в голове пролетела еще пара-тройка бранных словечек. После непродолжительной возни ключи наконец оказались у него, и он едва сдержал облегченный вздох.

Поворачиваясь к камерам, где его ждали, он полусогнувшись направился туда. Помимо нового дружка, в одной из камер был еще один задержанный, но тот свернулся на кушетке лицом к стене и также спал. Когда Артур добрался до нужной двери, то присел и на секунду встретился взглядом с человеком за ней. Он чертовски волновался, но этот короткий обмен будто дал ему обнадеживающее чувство, что он не один в этом дерьме. Тихо перебирая ключи и пытаясь найти нужный, после четвертой попытки замок таки поддался, но к сожалению несмазанные петли скрипнули, едва Артур приоткрыл дверь. Остановившись и резко зажмурившись, Морган не сразу, прилагая немного смелости, приоткрыл глаза, к счастью обнаруживая, что помощник шерифа все еще в отключке.
[icon]https://i.imgur.com/ABe5Xgt.png[/icon]

+2

5

— Даже у профессионалов своего дела бывают неудачные дни — в этом нет ничего криминального, — остроумно скаламбурил Ван дер Линде в ответ на пусть и грубое, но всё же справедливое замечание юноши. По-настоящему умtн и хитёр не тот, кто попал в передрягу, а тот, кто умудрился выйти из неё сухим. — Не ошибается тот, кто ничего не делает.

Как и следовало ожидать, сокровище, ради которого мальчишка опрометчиво подставил под удар свою задницу, на поверку оказалось мусором. Нет, разумеется, Датч, приметивший имена авторов на обложках, по достоинству оценил литературные предпочтения предыдущего владельца чемодана, ведь и сам увлекался работами писателей-трансценденталистов, а потому с удовольствием бы утащил парочку книг себе в коллекцию, однако для парнишки, вряд ли умевшего читать и уж точно не терзавшемуся сложными метафизическими вопросами, это было слабым утешением. Глумиться над неудачей бедолаги и праздновать победу своей правоты Ван дер Линде не стал, равно как и не стал успокаивать его и ободрять — невзирая на дерзость, мальчишка явно производил впечатление человека, который умел не только слушать, но еще и слышать, а значит у него хватит ума, чтобы, вняв словам старшего товарища, сделать соответствующие выводы и не повторить подобной ошибки вновь. К тому же было бы невежливо раззадоривать того, кто мог помочь тебе обрести потерянную свободу.

— Тебе что, никогда не попадались честные обманщики? — впрочем, до встречи с Хозией он и сам, долгие годы якшаясь с Кольмом О’Дрисколлом и ему подобными, не верил, что в этом прогнившем до основания мире еще остались благородные бандиты.

Голова у пацана, надо сказать, работала: прежде, чем соваться в офис, он через окно оценил обстановку. Ловкости и сноровки ему, подкравшемуся незаметно к спящему законнику и стащив у того с пояса ключ, также не занимать. Пока глаза Датча пристально следили за ползущим к нему мальчиком, а вспотевшие самую малость от волнения руки сжимали металлические прутья решетки, где-то в чертогах сознания крутились мысли о том, что дети, как оказалось, в определённой ситуации могли приносить куда больше пользы, чем взрослые. Лёгкие, тихие, незаметные — таким нетрудно залезть куда угодно и стащить что угодно. И почему никто до сегодняшнего дня не додумался этим воспользоваться?

— не в силах подбодрить до чертиков взволнованного мальца словами, Ван дер Линде попытался успокоить его ободряющими киваниями, мол, «всё хорошо», «ты — молодец», «продолжай в том же духе». Выглядело это всё, конечно, так себе, но вроде как сработало, и малец-таки справился с замком.

Скрип петель, пусть и заставил сердце слегонца ёкнуть, не потревожил сон помощника шерифа, и Датч, отворив дверь, всё же покинул свою клетку. Благодарно хлопнув парнишку по спине и подтолкнув того к выходу, сам же Ван дер Линде задержался ненадолго у стола, на котором лежал его конфискованный кошелек. Однако едва он протянул к нему руку, как спавший прямо перед ним законник начал продирать глаза, и тут уж пришлось действовать наобум: схватив кружку, Датч с размаху расколол её мужику о голову, повалив его с кресла на пол. От удара помощник, к счастью, не умер, но в отключке точно пробудит до утра. Сунув в его карман руку и вытащив оттуда несколько серебряных долларов, Ван дер Линде, не забыв забрать своё добро, поспешил удалиться из офиса. 

— Так-с, твои обещанные три доллара, — свернув в безлюдный переулок, Датч, спрятавшись от дождя под козырьком, решил расплатиться по долгам, сунув мальцу в раскрытую ладонь блестящие монетки из своего кошелька. — И твоя половина, — один бакс из кармана помощника младшему товарищу, а два — старшему. Честная сделка. — Хорошо сработано, парень, а теперь отведи меня в салун к моим друзьям. Кстати, кажется, мы еще не представлялись другу. Датч ван дер Линде, — и он, весело улыбаясь, протянул раскрытую для пожатия руку. Ему. Своему подельнику поневоле. И своему теперь уже товарищу.
[icon]https://i.imgur.com/PJYntZP.png[/icon]

+2

6

Артур оставил ключ в замке и сразу же поспешил хвостом за своим новым другом, опасливо оглядываясь в сторону камеры, где спал еще один заключенный. Он так боялся, что тот проснется и начнет шуметь, что пропустил тот момент, когда помощник шерифа очнулся и получил кружкой по голове. Резкий звук разбившегося стекла заставил его вздрогнуть и ошалело метнуть взгляд на снова отрубившегося законника. То с какой непринужденностью действовал этот человек поразило Артура - никакой паники.

Выскочив следом из офиса шерифа, он не отставал ни на шаг, скользнув в переулок. Теперь уже бывший заключенный на удивление оказался человеком слова, потому что Морган ожидал, что ему придется напоминать о деньгах - никто на его памяти никогда не торопился отдавать их так легко какие бы ни были обстоятельства, а в тот момент, когда в его ладонь легла еще одна монета, то Артур даже в изумлении открыл рот.

- Нет, э, - запнувшись от казалось бы такой простой вещи, он замялся, а потом торопливо сунул деньги в карман и пожал протянутую руку, - Артур Морган.

Вдруг одолевшее чувство какой-то неловкости, вначале заставило его смутиться, но потом Артур будто разозлился на себя самого за это, собрался и кивнул в сторону улицы, поправляя на голове сползающую на глаза шляпу.

- Салун недалеко, сюда, - пока он провожал этого Датча, мелкий дождь все не прекращался и постукивал по полям его шляпы. С другой стороны это был хоть какой-то шум. Артур ссутулившись молча шел, перебирая в кармане монеты и уже начиная мысленно думать на что он потратит деньги в первую очередь. Хотя вместе с тем к нему пришло осознание, что он снова останется один. За все время проведенное на улице, пока его отец дожидался виселицы, Морган даже не пытался к кому-то навязаться. Несмотря на факт приговора вынесенного отцу, и даже то, что он сегодня видел его болтающимся в петле, Артур будто продолжал верить, что все станет как прежде и нужно было только подождать. Пускай отец был никчемным и ужасным, но он все же был хоть кем-то. Его же новый друг своим присутствием будто ткнул его лишний раз в больное место, напоминая, что вряд ли ему встретятся люди, которые предложат такую щедрую сделку и будут так честны. Хотя, если подумать, зачем ему вообще нужна была помощь мальчишки, чтобы найти чертов салун? Он хотел встретиться там с какими-то своими друзьями, наверняка он знал, как добраться туда. Дальше его мысли к сожалению не зашли, так как именно в этот момент Артур увидел на улице небольшую толпу у гостиницы.

- Блять, - глухо выругавшись, Морган в который раз подумал за сегодня, что он идиот. Конечно, чтобы попасть к салуну надо было пройти ровно в том месте, где он меньше часа назад спер чертов чемодан. Питейное заведение находилось практически сразу за углом. Артур быстро обогнул Датча с другой стороны и прижался к его боку так, будто от этого зависела его жизнь. Он видел, как среди людей стоял тот самый кучер. Он очень надеялся, что они смогут пройти незамеченными, но сердце колотилось в страхе. Если Датч ван дер Линде решит, что дальнейшая возня с ним ему не к чему, то Артуру конец.
[icon]https://i.imgur.com/ABe5Xgt.png[/icon]

Отредактировано Arthur Morgan (2020-08-14 02:10:50)

+3

7

Помимо существенных преимуществ, вроде свободы выбора и независимости от государства, преступная жизнь была также полна и существенных недостатков, главный из которых – одиночество.
«Будешь предан – будешь предан» – мысль незамысловатая, но, в общем-то, довольно-таки актуальная. Держать дистанцию, не подпуская никого достаточно близко к себе; иметь подельников и подчинённых, но не иметь товарищей с друзьями – только так и можно обезопасить себя с практически стопроцентной гарантией. По-настоящему доверять нужно было лишь себе, равно как и полагаться следовало только на себя – все остальные или предадут, или подведут. К тому же, лучше уж оставаться одному, чем якшаться со всяким позорным отребьем, вроде братцев О’Дрисколлов, подобных которым в Америке сейчас пруд пруди.
Всё изменилось, когда Датч повстречался с Хозией. Этот спокойный, образованный и дружелюбный человек, такой же романтик, как и сам Ван дер Линде, за каких-то пару дней сумел доказать ему, что не страшно идти по широкой дороге бок о бок с кем-то, если этот кто-то – твой друг, предать которого было сродни выстрелу в свою же собственную ногу: очень больно и донельзя глупо. Впустив в свою жизнь одного человека, Датч, отбросив ненужные предрассудки, не побоялся сделать это снова, пригласив в их криминальное путешествие по стране сперва Сюзи, а затем и Бесси. С тех самых пор он только и думал о том, чтобы сколотить собственную банду на основе доверительно-семейных отношений. Семья никогда не предаст, не оставит в беде, не бросит в трудную минуту. Она будет с тобой всегда – пойдёт не то, что на край света, но даже в ад. Хозия ему брат, Бесси – сестра, Сюзи – жена. В каждом из них Датч уверен не меньше, чем в самом себе. Но что, если ему просто повезло встретить хороших людей? В дальнейшем ведь могло не повезти. Как именно следовало проводить набор в банду? Признаться, сколько бы прежде Ван дер Линде ни ломал голову над этим вопросом, ответ, лежавший на самой поверхности, найти сумел только сегодня. Вот только верен ли он? 
Внезапный испуг Артура, спешно спрятавшегося за своим большим другом, сильно удивил Датча, но, завидев в толпе знакомое лицо, он сразу понял, что к чему. Вернуться назад и поискать обходной путь? Нет, его наверняка уже заждались в салуне – вот-вот отправятся искать. Сдать с потрохами мистера Моргана и уйти с чистой совестью? Друзей не предают, какими бы маленькими и незначительными они ни были, а мистер Морган ему теперь друг, раз помог выбраться на волю. Оставалось только играть роль дурачков – ну-с, быть по сему.
– Не нервничай и не суетись, – уверенно шепнул он Артуру, обменявшись с ним шляпами и, накинув парнишке на плечи свой тёмный пиджак, направившись спокойным шагом мимо гостиницы.
К счастью, заниматься слишком долго поисками кучеру мешала работа, тем паче, что её у него наверняка прибавилось вдвое, дабы заведение могло компенсировать постояльцу стоимость его украденных пожитков, особенно если тот запросил за них втридорога, соврав, будто бы там едва ли не лежали золотые слитки. Буржуя Датчу ничуть не жаль, а вот бедолагу кучера – очень даже. Судя по выцветшему пальто, покрытому заплатками и кривыми швами, поношенному котелку на седой голове, дырявым перчаткам и старым-старым сапогам, он явно не жил на широкую ногу. Не схвати кучерская рука его за плечо, когда они проходили мимо, Ван дер Линде, возможно, остановился бы и сам.
– Эй, я видел вас в тюрьме! – пока что никто еще не перешел на крик – разговор сейчас слышали лишь трое. – Постойте, этот мальч… – и он, желая подтвердить догадку, начал заглядывать Датчу за плечо, однако тот немедленно пресёк эту попытку, сделав шаг навстречу кучеру и скрыв Артура за своей спиной.
– Мой друг, вы ошиблись, – со своим вкрадчивым полушепотом, так артистично, но в то же время естественно произносившем слова, он напоминал поэта, читавшего своё произведение со сцены затаившему дыхание залу. – Я искренне сожалею, если люди, похожие на меня и моего сына, причинили вам неудобство. Наверняка это вышло случайно – думаю, они искренне сожалеют об этом. Знаете, хорошие люди на то ведь и хорошие, что даже если и доставляют друг другу неприятности, то находят в себе силы, чтобы просить прощения… – похлопав кучерскую ладонь, Датч аккуратно убрал её со своего плеча и, воспользовавшись моментом, сунул в неё двадцатидолларовую банкноту, – … и прощать, – наверное, глядя отчаявшимся людям в глаза прежде, чем купить его души, даже дьявол улыбался не так мягкосердечно, как Датч.
Постояв секунду другую в раздумьях, кучер поклонился, попросил прощения за свою ошибку и поспешил удалиться, позволив двум товарищам добраться до салуна безо всяких происшествий. К этому часу жители города уже вовсю просаживали свои копеечные зарплаты на выпивку, девочек и азартные игры – найти свободный столик оказался не так-то просто. Найти же Хозию, Бесси и Сюзи Датч не сумел: либо они отправились на его поиски, либо же сами где-то задерживались. Надо бы поспрашивать о них у местных, но прежде стоило как следует поесть: что Ван дер Линде, что его маленькому другу. Притащив со стойки сначала жаркое из баранины на двух тарелках, а затем – две кружки пива, Датч блаженно откинулся на спинку стула, достал из кармана любимую трубку, забил её табаком и смачно закурил. Еда, выпивка, табак – эти три вещи он не часто
– Чем занимаетесь по жизни, мистер Морган? – вопрос, само собой, риторический. Ясно, что мальчонка – беспризорник, для которого дожить до завтрашнего дня – уже великое счастье. – Есть у вас планы на будущее?
[icon]https://i.imgur.com/PJYntZP.png[/icon]

+2

8

Артур не мог отвести взгляд от экипажа и столпившихся рядом с ним людей, он чувствовал, как его нервы взвинчены до предела. Так сосредоточившись на одной только мысли о провале, он резко вздрогнул, когда на плечи опустился пиджак, а чужая рука ловко перетасовала шляпы. Артур сразу же без какой либо задней мысли принялся исполнять слова Датча, но совсем не нервничать у него не получалось. Тем не менее он действительно ощутил себя под защитой - чувство, которого в последние годы был лишен, а потому с удивлением познавал его вновь.

Когда кучер, в ком Артур не видел никого кроме своего врага, остановил их, то на секунду Морган забыл как дышать, но его новый уже без сомнения друг загородил его собой, как выросшая ниоткуда неприступная стена. По правде Артур не знал, что может быть удивлен еще сильнее, даже его собственный отец никогда так открыто не демонстрировал свою заботу, если вообще имел к этому способность. Без того большое впечатление только усилилось, когда Датч соврал, назвав еще его и своим сыном.

Он видел, как мятая купюра была передана кучеру, без сомнения за то, чтобы тот не упомянул о них, но в голове Артура все равно не укладывалось это решение. Каждый цент в его распоряжении был дороже мутной возможности избежать доноса. Для Моргана точно не существовало лишних денег, к тому же он бы вряд ли мог поверить, что кто-то будет держать язык за зубами несмотря на такую сделку.

До салуна Артур шел молча, как подкормленная дворняга следуя за Датчем и совершенно не ощущая, что старший был ему обязан за вызволение из тюрьмы. Его пальцы нервно мусолили в кармане штанов отданные за ту самую услугу монеты, будто пытаясь не забыть о ней, но действенность метода была крайне скверной. Изначально их договор был совсем о другом, но Артур уже не думал задавать вопросы. Этот человек явно был хозяином ситуации.

Когда на столе появилась горячая еда и выпивка, у него не было шансов сохранить лицо. Голубые глаза как два блюдца смотрели на куски мяса в жарком, но не прошло и пары секунд, как Морган будто сорвался с цепи и схватил ложку, набрасываясь на еду. Горячая подлива и картошка обожгли язык, и Артур шумно втянул ртом воздух, чтобы успокоить ожог, но пихать в себя меньше от этого не стал. Может, кто-то в его ситуации и постеснялся бы приниматься сметать предложенное, но Морган строго придерживался истины, которую понял за свою короткую жизнь - “дают - бери, бьют - беги”. Артур поумерил свой пыл только когда услышал вопрос и поднял глаза к Датчу, пережевывая самую вкусную баранину, которую он пробовал в своей жизни. Хотя, наверное, это уже были голодные галлюцинации.

Ответил Артур не сразу, и дело было не в еде, или в том, что он не знал, что сказать. Скорее его ударил по лицу факт, что “мистером Морганом” к нему не обращались. Так звали его отца, и как только он об этом подумал, то с трудом проглотил очередной здоровенный кусок, боясь, что тот может сейчас полезть наружу.

- Ничем не занимаюсь, просто… хочу убраться отсюда. Куда-нибудь, - вытирая рот рукой и откидываясь на стуле, Артур отвел взгляд. Было не очень приятно думать о завтрашнем дне - вряд ли бы он стал лучше. Что уж говорить о том, что даже встреча с хорошим человеком, сытый ужин и заработанные деньги не могли порадовать его достаточно, чтобы забыть об утренней виселице. Артур хотел отвлечься, уловил взглядом какого-то хорошо одетого мужчину за соседним столиком. Он вертел в руках блестящие часы, и свет отражался от металла, будто на какие-то мгновенья гипнотизируя Моргана, отчего ему сделалось только хуже. Погрузившись в свои мысли и снова думая о последних словах отца, о том как шумела толпа, о том как болтающиеся ноги содрогались в последний раз, Артур резко дернул головой и потянулся к кружке пива. Она была прохладной, покрывшейся испариной, и он сделал уверенный глоток, впрочем тут же пожалев об этом. Зажмуриваясь и кривясь от горького привкуса, Морган совершенно не представлял как это можно пить, но решил не останавливаться, отхлебнув еще несколько глотков, и только после с таким же кислым лицом отодвинул от себя кружку. Наверное, он выглядел глупо, но теперь ему было почему-то легче снова взглянуть на своего нового друга.

- Можешь вернуть шляпу? Это моего отца, - Артур не соблюдал никаких манер в обращении, но его тон был куда сговорчивей, чем за все время их встречи, и немного надломленный - он не хотел упоминать Лайла Моргана, но все равно сделал это, что принесло ему мало радости. Стянув с головы шляпу Датча, он неуверенно положил ее на стол, чтобы тот мог до нее легко дотянуться.

- И.. я должен сказать спасибо, - последнее прозвучало уже совсем тихо и жалко. Артур ненавидел быть жалким, но сил держаться достойно у него, кажется, не осталось.
[icon]https://i.imgur.com/ABe5Xgt.png[/icon]

+2

9

Мальчик набрасывается на еду сразу, а вот Датч не торопится. Ему важно посидеть, покурить, подумать, помечтать — словом, насладиться моментом. Размеренность — это высшее благо, к которому стоит стремиться каждому. Есть, спить, спать, неважно что — всё нужно делать не тогда, когда можешь, а когда хочешь. От обстоятельств зависят лишь рабы судьбы, а её хозяева создают их сами.

— Я хорошо тебя понимаю. Мне было пятнадцать, когда я сбежал из родного города, — интересно, как поживает сейчас его старушка-матушка? Побег единственного сына наверняка разбил ей сердце. Будет ли она рада видеть его, если Датч, проезжая мимо Блэкуотера, осмелится показаться на пороге отчего дома? Он уже несколько лет кряду порывается написать ей письмо и рассказать о своих похождениях, вот только не доходят руки. Может быть, однажды.

Жил я, надо сказать, получше, чем ты: большой дом, хороший достаток, я даже собирался поступать в университет. Но меня была мечта, и я, бросив всё, погнался за ней, не зная, что ждёт меня впереди, — когда трубка наконец-то выдохлась, Ван дер Линде положил её на стол и приступил к трапезе, однако разговор не прервал: больно хорошую поймал волну.

— Жизнь, как шахматная партия: если у тебя нет плана, то ты хаотично будешь двигать фигурами, пока их все не сожрут и ты не проиграешь. Я наделал немало ошибок, наломал немало дров и потерял целую кучу времени. Я считаю, что мне повезло дожить до сегодняшнего дня, но я бы достиг куда большего, если бы рядом со мной был кто-то, кто помогал бы мне и направлял в нужное русло.

Можно сказать, что таким человеком для него стал Хозия, равно как и наоборот, но здесь всё же иная ситуация. Они встретились, уже будучи состоявшимися личностями, а потому могли лишь уравнивать друг друга вместо того, чтобы усиливать. Как два стакана виски: вкус тот же, просто объём больше. А вот если к двум частями виски добавить одну часть вермута, то получится добротный коктейль, от которого невозможно будет оторваться.

— Cовсем забыл, прости, — сняв с головы чужую шляпу, Датч накрывает ею собственную. — Не стоит благодарностей. Ты помог мне, я — тебе. Это честное сотрудничество. И я бы хотел, чтобы оно продолжилось, — положив локти на стол, он подвинулся поближе к Артуру и перешел на полушепот, дабы никто посторонний не услышал ту часть разговора. — Я планирую собрать банду и был бы рад видеть вас в ней, мистер Морган, — Ван дер Линде совсем не опасается, что мальчик его сдаст, а даже если и да, то они с Хозией и девочками успеют покинуть этот город раньше, чем у местного шерифа зашевелятся волосы в заднице.

— «Дай человеку рыбу — он будет сыт день, а дай ему удочку — он будет сыт всю жизнь». С тем, что у тебя сейчас в кармане, ты долго не протянешь, а заработать больше вряд ли сможешь, так как ничего не умеешь. Если пойдёшь со мной, то я научу тебя всему, что знаю и умею сам. И взамен попрошу лишь одну вещь.

Невежливо принимать такие важные решения, не посоветовавшись с Хозией, но интуиция подсказывала Датчу, что он его одобрит. Иногда нужно следовать порыву, а не руководствоваться здравым смыслом. Собственно, так они и подружились. Кто знает, может, встреча с Артуром такая же судьбоносная?

— Преданность.

[icon]https://i.imgur.com/PJYntZP.png[/icon]

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS ~ фэндомные отыгрыши » Many miles ago


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно